Путь художника


         

таки оставляет им право быть


Пожилыми она пренебрегает, но все- таки оставляет им право быть немного не в своем уме.

Многие творческие люди, застрявшие в творческом тупике, убеждают себя, что они и слишком стары, и слишком молоды, чтобы следовать за своей мечтой. Будь они свихнувшимися стариками, они бы попробовали. Будь они молодыми и глупыми ? тоже. В любом случае, некоторое сумасшествие ? необходимое условие для творческого порыва. Мы не хотим показаться чокнутыми. А проба чего-то подобного (что бы то ни было) в таком возрасте (каким бы он ни был) непременно покажется сумасбродством.

Да, может, и так.

Творчеством занимаются в мгновение настоящего, и это мгновение не имеет времени. Мы понимаем это, когда начинаем процесс творческого возрождения. "Я снова почувствовал(а) себя ребенком", ? наверняка говорили вы после удачного творческого свидания. Дети непосредственны и безотчетны, мы, оказавшись в творческом потоке, ? тоже.

"Сколько времени мне понадобится, чтобы научиться этому?" ? спрашиваем мы себя, стоя на обочине желанного творческого пути.

"Может быть, год, чтобы добиться мастерства, ? раздается ответ. ? Как сложится".

Застрявшим в тупике художникам год ? а то и несколько ? может показаться целой вечностью. Но все дело в нашем самолюбии, которое играет с нами злую шутку, отговаривая браться за дело. Вместо того чтобы позволить себе творческие странствия, мы сосредоточиваем внимание на продолжительности путешествия. "Это так долго", ? говорим мы себе. Может быть, однако каждый день ? всего лишь еще один день, проведенный в движении, а если это движение направлено к нашей цели, тогда оно доставляет нам и огромное удовольствие.

В основе анорексии как уклонения от творчества лежит отрицание процесса. Нам нравится сосредоточиваться на мастерстве, которым мы уже овладели, или на произведении искусства, которое уже создали. Такое внимание к окончательному продукту пренебрегает тем, что творчество базируется на "делании", а не на "сделанном".


Содержание  Назад  Вперед